Пашке. 15 лет назад...
chekay
15 лет назад... жара. Прищурены глаза.
Лежим в пыли и делим влагу по глоткам
Еще светло пока, до боя пол-часа
Смеемся и не знаем - смерть сейчас пройдет по нам.

15 лет назад - идем вдвоем
В подмогу дождь, он после боя землю окропил.
За нами группы, в горку, на подъем
Несут ребят, тех, кто до ночи не дожил.

15 лет назад... Рассвет лизнул
Усталые глаза и волосы как в пепле
200-х грузят. Ты мне сигарету протянул
Сказал - Браток, присядь, ты что-то очень бледный.

15 лет мы жили как могли.
Встречались изредка, делились. Радости... печали
Детей растили, память берегли.
А волосы.. как там тогда, седины пеплом покрывали.

15 лет носили на плечах своих
Шеврон один и тот же, что б не забывать...
...И вдруг - звонок... И сердце остановится на миг...
Как и твое вдруг встало навсегда... 14 часов назад.

День ветеранов боевых действий
chekay
Насколько удивит обывателя факт, что на этих встречах большинство героев - липовые?
Они конечно были в Чечне, или в других горячих точках, но настоящих боев не видели, и запах пороха им знаком только со стрельбищ в учебных подразделениях.

Их там - большинство. За небольшим исключением...
И именно поэтому они избегают разговоров с обывателями и между собой (особенно со своими, которые сразу поймут - такой же враль, как и мы) - о боевых операциях, мотивируя это объяснениями типа - Я не хочу это вспоминать, вкупе с подергиваниями скул, или наоборот, с загадочной улыбкой...
Может быть наедине, упившись в очередной раз до слез, они вам расскажут прибаутку о порванных танками "белых колготках", или прочую чушь. Не верьте.

Им нечего рассказать о боях. Не спрашивайте.

Лучше попробуйте задать им вопросы об их маленьких льготах, о том, как их якобы нигде не брали на работу из-за клейма участника боевых действий и пр., и вот тогда вы не сможете остановить речевой поток жалобщиков.

Все дело в том, что да - в Чечне побывали многие. Но в настоящих боевых операциях принимали участие 10-20%, остальным не досталось по различным причинам (повара-писаря, или просто - не пришлось...).
А очень хочется одеть форму, как тогда, на дембель, побренчать наградами (чаще всего общественно-юбилейные, не боевые), и хоть раз в год показать себя мужчиной.
Тем более на руках имеется заветная корочка "Участник боевых действий".

Они забыли слова присяги.
Они требуют компенсации за свою не пролитую кровь.
Наши деды, погибшие тогда, или умершие от ран после, воевавшие больше и тяжелее - краснели бы за таких внуков.

И только единицы могут с улыбкой сказать - "Мы воевали за так, за Отечество, согласно присяге.
Нам ничего не надо, кроме крепкого рукопожатия боевого товарища при встрече, и осознания того, что мы были, есть и остаемся настоящими Друзьями и Мужчинами".

Жена ветерана
chekay
Черт его знает - почему пишу сейчас, пьяный. Раньше писалось нормально - да все не то. Как то не так.

...Мы были молодыми, а поэтому лихими и без тормозов.
Нам если честно было наплевать на причины этой войны. Просто были мы. Была война... Какие нибудь ученые умники сейчас наверное пишут диссертации на эти темы. Расскажите нам об этом тогда - вот смеху было бы.
...Проводят параллели с Ремарком, который войны-то не видел - и правы во многом. Только теперь почему то противно от этого.

Ну как так можно, ведь прошло уже 15 лет, уже все должно остаться там, в глубинах памяти. Нет, рука сжимает мобильный телефон, в котором играет НАША песня, он вот вот треснет от того - как я его сжал.
И опять, как и 15 лет назад - никому неинтересна та песня, те события, та правда.
Кроме той, которая рядом. Только она - не будучи святой, становится для нас Той Единственной, которая в отличии от других не только пытается (правда, пытается - я точно знаю) понять нас, но и терпит это все много лет.

Мы не боялись. Страх был конечно - но не боялись. Это трудно понять сейчас - даже нам самим.

Никогда мы не забудем этого, не затрем в памяти. Самое дикое, что дороже этого у нас нет и не было. Это часть души, которую нельзя оторвать и выбросить...

Пытался. Порвал и сжег все фотографии оттуда, выбросил ордена, крестик, сделанный там... нет, не помогло. Как теперь жалею - слов нет.
Но что было - то было. Теперь есть сайт с сотнями фото, есть постоянные встречи и звонки и мы понимаем - по другому уже не сможем.

Друг приезжает и смеется над этим глупым поступком... потому что только он один имеет право над этим смеяться, и сказать - Ну и дебил ты, Саня. Хотя сам делал нечто подобное в свое время и ничуть не лучше меня.

Идут дни, месяцы, года. Растут наши дети. Волосы покрываются белизной.
Но при каждой нашей встрече наши жены с ангельским терпением слушают одни и те же, уже наизусть заученные истории, в которых с годами то-ли вспоминаются, то-ли выдумываются новые подробности...

Жена ветерана. Та, которая смогла вынести на себе все то, что мы принесли с собой - скажите ей спасибо, люди, окружающие нас! Иначе, не будь их, все это вылилось-бы на вас, многоуважаемое общество, только церемоний было бы меньше.

...Мы стоим в строю и ничуть не ощущаем себя героями, которыми впоследствии нас назовут через много лет. Стоим, улыбаемся, матюкаемся, ничуть не подозревая - чем закончится этот день...

...Бежим. Жарко. Черт возьми - а это не так весело, как было во дворе, когда играли в войнушку...

...Привал на перекрестке. Женщина-чеченка (а там хрен ее знает - хоть еврейка) вынесла банку воды. Забыв об опыте спортсмена - глотаю как насос, другие не отстают.
Лежать на улице, ведя наблюдение, когда вокруг лето, вечер, и все напоминает родину - идиотизм конечно, если забыть о тех, кто уже был нами похоронен в этом раю.

Когда в 20 метрах от нас вылетели стекла в доме и мы услышали свой первый аллахакбар так близко - первое что подумалось - Наконец-то!

Стреляли в упор. Как в тире. В памяти осталась картина - он ужом крутится между строительных блоков, уворачиваясь от пуль, а я думаю - выживет или нет?... нейтрально так думаю - не как о друге. Как о мишени своего врага. И помочь ничем не могу...

Падаю рядом с пулеметчиком. Куда лупишь? - спрашиваю. Там! - где там,. ни он, ни я точно не знаем, но кроем огнем, как можем...

Из-за металлического забора не очень удобно наблюдать - автомат ложится под левую... На пол морды высунулся - никого. Вдруг - вот он! Весь в черном - ночка скорее - лет 30, готовит подствольник. Беру на прицел... и слышу украинскую речь - от него! Речь, которой учила меня мама в России...
..Ну как, как так можно!? Ведь мне всего 19, и на решение таких ребусов мой ум не подписывался..!

..Дайте нам ГАЗон, и мы отвезем раненых, тов. полковник! Погибнем - значит погибнем вместе...
...Эту сцену мы вспоминали всегда за третьим тостом.
С горечью. С гордостью за самих себя. С пониманием - что никогда уже не сможем быть такими. Все вместе. Один за всех.

...И только потом приходит понимание того, что все это - лишь картинка из жизни. Очень яркая вспышка.

..нет уже того парня. Есть только телефон в руке. Звонить уже некуда. Можно только слушать СВОЮ, НАШУ музыку...
И ждать - может на следующей встрече появится кто-то еще из того, нашего августа...

А рядом, в соседней комнате она. Все понимает, поэтому сегодня ничего лишнего не спросит, не потревожит по пустяку. Будет ждать, когда я смогу принадлежать только ей. И наверное уже поняла, что ждать придется всю жизнь...

?

Log in